rusanov_uraganl

99 руб.

Фэнтези, третья часть цикла

Древний чужой мир. Государства, раздираемые старинной враждой. Столь много пролито крови, что, кажется, нет уже силы, способной положить конец ужасающей междоусобице. Но хранители тайного знания не теряют надежды: бессмысленную резню может прекратить старинный волшебный артефакт. Однако зло начеку, и магу по имени Молчун противостоят жрецы тьмы. Хватит ли сил и мужества, чтобы не свернуть с выбранного пути? И нужна ли победа, если приходится платить за нее самую страшную цену?

Отрывок из книги

В середине второго осеннего месяца — златолиста — светает поздно. Даже в левобережье Ауд Мора. Утром по полям ползут языки белесого тумана. Клубятся в низинах, огибают пригорки, заползают в лесную чащу. Наполовину облетевшие ясени и падубы стоят по колено в молочных реках, как сказочные великаны. Их ветви, словно растопыренные руки, так и норовят сцапать неосторожного путника. Нагоняют страх…
Трелек проснулся задолго до рассвета. Прошлепал босыми пятками наискось через избу. На лавках сопели младшие братья и сестры. Из-за вышитой занавески доносился зычный храп отца. Понятное дело, засонь среди поселян в пограничных землях Повесья и Трегетрена днем с огнем не сыщешь, но осенью можно позволить себе подремать чуток подольше. Не спал только старший брат Трелека — Дрон. От заката до рассвета он должен поститься и молиться Огню Небесному в маленьком, нарочно для этого поставленном соседскими мужиками, лабазе за овином. Пришла парню охота жениться. Разве ж это плохо? Восемнадцать годков — самый возраст семью создавать.
Вот из-за предстоящего гуляния и решил Трелек поставить с вечера донки в тихой старице неподалеку от села. Их тут несколько стариц оставалось. Видно, в стародавние времена речка, приток Отца Рек, вовсе не была такой неспешной, как сейчас. Теперь-то ее Тихой прозвали. А раньше бегущие воды прорезали извилистое русло среди холмов, напоминающих о близости Железных гор. С годами сила воды иссякла. Русло распрямилось, оставив вместо излучин целое ожерелье напоминающих полумесяц озер. Некоторые совсем уже заросли тиной, покрылись толстым ковром ряски — дикого кота выдержит. Одна старица вообще превратилась в трясину. Давеча у соседа корова забрела, так всем селом тянули. Но, благодаренье Огню Небесному, спасли животину. Но облюбованный Трелеком водоем пока еще радовал глаз чистой, отражающей облака, поверхностью, а рыбаков — неизменным уловом. Вот тут-то и забросил паренек полдюжины прочных, плетенных из конского волоса, бечевок с грузами на конце. К каждой пяток крючков привязано. На крючки рыбак всякой разной наживки насадил. И розоватые дождевые черви, накопанные в огороде — хоть так, хоть так, а копать под зиму надо. И найденные в куче перегноя жирные белые личинки — опарыши. И даже пара медведок — земляных сверчков. За ночь обязательно какая-нибудь рыба должна клюнуть. Хорошо бы сом или угорь.
Парень зачерпнул ковшиком из стоящей у двери кадушки. Отхлебнул согревшуюся за ночь воду, роняя капли на рубаху. Потом обулся в грубые поршни, накинул на плечи овчинную безрукавку и выскочил во двор, обнесенный частоколом, переплетенным толстыми прутьями лозняка. Землепашцы Спорных земель пока не огораживали поселения единой стеной, но каждый двор защищали, как положено. К осторожности селян еще больше приучила отгремевшая недавно война между тремя северными человеческими королевствами — Трегетреном, Повесьем и Ард’э’Клуэном — и королевством перворожденных, замки которых разбросаны там и сям по отрогам и перевалам Облачного кряжа. Той войне еще не придумали названия летописцы и сказители. Поэтому ее так и называли — Последняя война.
Не далее, как в минувшем сечне, по приглашению Трегетренского государя Витгольда, ясновельможные короли Властомир и Экхард прибыли в Трегетройм с тем, чтобы заключить долгожданное перемирие и союз против ненавистных остроухих. Герольды призвали тех, в ком течет человеческая кровь, к оружию.
Люди отозвались с радостью. Сказалась и многолетняя неприязнь к высокомерным перворожденным, и разжигаемые жрецами суеверия, и простая, понятная всякому, жажда наживы. Известно, когда ж еще быстрее и надежнее наполняется кубышка, как не во время войн, штурмов и грабежей?
Итак, три людские армии двинулись на север. Форсировали скованный льдом Ауд Мор и устремились вверх по долинам рек Звонкая и Поскакуха — Аен Л’ем и Аен Г’ер на старшей речи. Первоначально снеговые заносы на перевалах Облачного кряжа способствовали успеху людей. Отрезанные от подкреплений замки перворожденных ярлов Мак Кью и Мак Бриэна, Мак Карэга и Мак Тьорла, Мак Дрэйна и Мак Кехты торжествующие орды победителей сровняли с землей.
Но после снежного и морозного лютого пришел березозол с дневными оттепелями. Наледью покрылись дороги, острые, как стальные ножи, осколки наста в кровь резали ноги обозным и верховым коням. Отстали от армий обозы, отягощенные награбленным добром. Тогда, не без помощи Большого Совета филидов из Уэсэл-Клох-Балэ, сидские дружины, ведомые разменявшим согласно легендам третье тысячелетие королем Эохо Бекхом, скатились с перевалов и обрушились всей мощью на человеческие армии.
Эохо Бекх показал себя мудрым стратегом. Первоначально он ударил во фланг армии Ард’э’Клуэнского монарха — Экхарда. Разрезал силы арданов на две половинки, одну из которых истребил полностью, а другую отбросил за Аен Маху к Лесогорью. Арданские талуны, предпочитающие быстрые набеги медлительному и кропотливому воинскому ремеслу, начали разбегаться по домам.
Экхарду пришлось отступить. Его не преследовали. Трейги могли зайти армии перворожденных в тыл и поэтому сиды повернулись к ним. Основу армии Витгольда составляли регулярные части лучников и щитоносцев. Баронские дружины, малочисленные и неорганизованные, лишь прикрывали фланги в сражениях. Огрызаясь, как загнанный в угол космач щелкает плоскими клыками на обложивших его в лесной чаще собак, трегетренское войско пятилось между Ауд Мором и Железными горами пока на всхолмье, в Спорных землях, не соединился со спешащими ему на подмогу веселинскими всадниками.
Неподалеку от села, где жили Трелек со всеми родными и соседями, в безымянной лощине, прозванной после Кровавой, три рати столкнулись. Мирные жители из окрестных деревень прятались тогда в лесах со всей домашней скотиной и убогим скарбом. Некоторым повезло — дома не спалили, подворья с землей не сровняли.
А битва вышла в самом деле страшная и кровавая. Поначалу перворожденные острым клином ударили в стык между армиями Витгольда и Властомира. К слову сказать, трегетренский государь за день до сражения слег с печеночной хворью и командование принял граф Пален, военачальник надежный и толковый, но чересчур осторожный. Он чуть помедлил с приказом резерву, состоящему из баронских дружин, и задуманный накануне охват врага железными клещами с двух сторон не состоялся. Веселинские конники потеснили правый фланг сидского войска, но не так сильно, как того хотелось людям. Эохо Бекх, в свою очередь, бросил в битву резерв — три сотни перворожденных и два десятка всадников на грифонах — Крылатую гвардию из Шкиэхан Уэв’. Да в спину веселинам ударили вольные отряды мстителей — Сенлайха Мак Кро, Рудрака Мак Дабхты и Фиал Мак Кехты. Эти немногочисленные летучие отряды состояли из сидов, выживших после учиненной людьми резни на южных склонах, отличались особой, изощренной жестокостью и пощады не давали никому.

Скачать отрывок