vepr

99 руб.

Третья часть цикла

Разбитого кувшина не склеить. Великой Империи уже не возродиться в прежнем облике. И хотя в ее столице налаживается мирная жизнь, получившие независимость провинции так и норовят вцепиться друг дружке в горло. Масла в огонь подливают многочисленные «армии» разбойников и мародеров. А на северные рубежи обрушилась орда воинственных карликов-дроу, приносящих человеческие жертвы Золотому Вепрю.

И где-то там поредевший в боях отряд наемников преследует смертельно опасного оборотня-котолака, удирающего на север с краденым артефактом…

Отрывок из книги

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДЕЗЕРТИРЫ ИМПЕРИИ

ГЛАВА 1

Весь мастеровой люд, населяющий гончарный квартал Аксамалы знал фра Розарио как заядлого голубятника.

Вообще-то, в столице Сасандрийской империи до недавнего времени трудно было удивить народ подобным увлечением. И в Верхнем городе, среди белостенных дворцов и рвущихся ввысь храмов, и в Нижнем, где обитали люди попроще — купцы, банкиры, ремесленники, лавочники, ученые, — голубей любили. Еще бы, птица, угодная самому Триединому. Ведь всем известно, когда Господь умирал от голода и жажды в пустыне, скрываясь от гонителей веры, именно голуби приносили ему в зобу воду и ячменные зерна. Теперь они запросто разгуливали по мозаичным полам храмов, заставляя верующих постоянно смотреть себе под ноги (не раздавить бы!), мельтешили меж колоннами портиков, безнаказанно гадили на головы бронзовых и мраморных статуй, увековечивающих генералов и адмиралов, прославивших Империю силой оружия и мудростью военной мысли. Да что там! Сам император, да живет он вечно, содержал голубятню на несколько тысяч птиц и частенько в молодые годы проводил дни напролет среди клеток под монотонное воркование.

А каких только пород голубей не вывели в Сасандре! На самый взыскательный вкус, на самого утонченного любителя. Иной неискушенный человек взглянет и плюнет в сердцах — уродство да и только. А оказывается — порода!

Дутыши — мьельские, тьяльские, литийские… Словно удивительные, заканчивающие сверху шаром, свечки на тоненьких ножках, щеголяли друг перед другом самцы дутышей. Сизые, вороные с отливом, пегие, палевые…

Бородавчатые аксамалианские отличались мясистыми багровыми наростами на клювах — ни дать, ни взять последствия неведомой болезни. Да еще вокруг глаз красные круги. Ночью приснится — любая бруха[1] отдыхает в холодке. Конечно, вельсгундские бородавчатые тоже красавцы хоть куда — как вспомнишь, так вздрогнешь, — но аксамалианская порода ценилась выше прочих.

Уннарские мохноногие и браильские очковые.

Турманы, поражающие воображение наблюдателя петлями и восьмерками, которые они без устали выделывают в синем небе, на пределе видимости.

Но любовью фра Розарио на долгие годы оставались почтовые голуби. Внешне невзрачные птицы — ни тебе яркой расцветки, ни особых украшений из перьев или кожистых наростов. Маленькие, верткие и стремительные. Аксамалианские почтовые за день могут преодолеть шестьсот-семьсот миль, летят над морем, невзирая на туман; возвращаются, даже если их увезли от родного дома на тысячу и больше миль. Многие честные имперцы считали такую способность благодатью Триединого, которой он отметил своих спасителей. Ни одному сасандрийцу и в голову не пришло бы убивать голубей. Это в Айшасе[2] вывели мясную породу и с удовольствием поедают священных птиц. Ну, айшасианы все не от мира сего — разум верующего в Триединого не в силах постигнуть их обычаев.

[1] Бруха — род вампиров.

[2] Айшаса — мощное королевство, расположенное на южном материке. Постоянный соперник Сасандрийской империи.

Скачать отрывок «Золотой вепрь»